Сила и слабость постмодернистской церкви (25.01.2007)

Опубликовано: AlexYefetov | Рубрика: Статьи

Так же как неизбежен был переход от античного христианства к модернистскому, неизбежен и переход от христианства модернистского к постмодернистскому. Постмодернистское христианство придет в любом случае, фактически его время уже наступает. У него есть свои сильные и слабые стороны.

Сильные стороны

Стремление к личной духовности. Наставленные надлежащим образом христиане-постмодернисты могут избежать одной из нездоровых тенденций позднего античного и модернистского христианства – появления в обилии так называемых номинальных христиан. Постмодернисты стремятся к личной духовности, а не только к доктринам или обрядам, гарантирующим доступ на Небеса.

Потенциальная возможность стать глубокими, вдумчивыми христианами. Поскольку имеется стремление к личной духовности, может возникнуть тенденция направлять его в сторону более углубленного следования за Иисусом. Я подозреваю, что христиане-постмодернисты будут склонны желать и допускать гораздо более тесные и направляющие формы ученичества.

Сосредоточение на пребывании во Христе. Поскольку для многих христиан-модернистов зрелость означала знание вероучения/богословия/Библии, в модернистских церквах гораздо меньше внимания уделялось фактическому развитию близких отношений с Иисусом, или же близость определялась исключительно как знание библейского учения и жизнь в соответствии с ним. Я подозреваю, что христиане-постмодернисты будут менее склонны впадать в эту слабость.

Более сильная тенденция жить жизнью веры в обществе. Постмодернисты хотят реально повлиять на проблемы, которые видят вокруг себя. Они будут гораздо более активными социально, чем евангельские христиане-модернисты. Это дает им гораздо больше возможностей для служения и открывает новые пути к тому, чтобы быть солью и светом там, где они находятся.

Жажда быть в общине. Если церковь развивается с учетом существования постмодернистов, у них вполне может оказаться больше желания выражать себя в общинной жизни, чем у модернистов. Просто в поисках индивидуальной духовности они жаждут общности. Они также могут быть менее склонны отделять свою церковную жизнь от мирской жизни.

Меньшая склонность спорить с другими христианами по вопросам вероучения. Одно из печальных наследий модернистского христианства – это наша склонность ссориться с братьями по незначительным вопросам вероучения. Это следствие стремления обладать единственно возможной истиной. Поступая так, мы оцеживаем комара и поглощаем верблюда: Иисус желал и молился, чтобы Его Церковь была едина. Я не предвижу, что постмодернистская Церковь станет всемирной организацией, но я вижу их гораздо более терпимыми к различиям в вероучении и гораздо более стремящимися жить в мире друг с другом.

Слабые стороны

Как часто бывает у людей, наиболее сильная сторона постмодернистов может оказаться их самым слабым местом. То же, что сулит хорошие возможности для возникновения христианской веры, может нести в себе семена разрушения.

Сильное стремление к личной духовности. Оно вполне может оказаться сильным стремлением к поиску личной духовности без надежных библейских и доктринальных якорей. Это невероятно опасно. Наши братья-постмодернисты могут проявить склонность к уподоблению детям Израилевым времен судей: «В те дни не было царя у Израиля; каждый делал то, что ему казалось справедливым» (Суд. 17:6). Одно из великих наследий, которое мы должны передать нашим братьям – это хорошо продуманное библейское богословие. Другими словами, вероучение. Это именно та вещь, которой они намерены сопротивляться. Нам нужно найти способы передать им библейские критерии, не ожидая, что они станут слепо следовать им.

Жажда индивидуальной истины. Это очень напоминает приведенное выше. Постмодернисты вполне могут сказать: это истинно для меня, а потому достаточно хорошо. Однако Иисус – это воплощение истины, и если мы не связаны с этой Истиной, то не знаем истины вообще.

Потенциальная возможность быть очарованным духовностью как таковой. Постмодернист может очень легко увлечься второстепенными вопросами духовности и не заметить библейского Иисуса. Не заметить библейского Иисуса значит не заметить настоящего Иисуса. Ему будет необходимо понять, что важно не чувство умиротворения, которое приходит с молитвой, а связь с реальным Богом вселенной и развитие отношений пребывания в Нем через молитву.

Тенденция не отражать библейскую позицию в социальных вопросах. Постмодернист вполне может вырабатывать свои позиции в социальной области, не обдумывая их с точки зрения Библии и не задаваясь вопросом: «А что Бог уже сказал по этому поводу?».

Потенциальная возможность прагматизма. Практичность хороша; прагматизм, не отражающий библейских позиций, опасен.

Склонность ставить свое учение выше библейского. Постмодернист может утверждать, что Иисус сказал ему что-то в молитве, а потому не имеет значения, что говорит Библия. Он может также принимать решения, основываясь на своих собственных небиблейских ценностях, без серьезного обдумывания этих решений с точки зрения Писаний. И то и другое опасно.

Фрагмент из статьи «Церковь III тысячелетия»,
журнал «Христианство» Скачать всю статью (pdf 480kB)

Реалии постмодернизма – что надо знать о новом мировоззрении

Постмодернизм и евангелизационные стратегии

Эффективное служение людям новой эпохи – практические советы

Доктрины в постмодернистской церкви